Интернет-каталог отечественных монет
И.Г.Спасский. "Русская монетная система". Монеты Петра I. Новая техника и сырьевая база монетного производства.
Главная
Ценник

От 1701 г. сохранился перечень работавших монетных дворов, находившихся в подчинении Приказа Большой казны. Три из них были «серебряными» и денежными, так как чеканили только старые копейки: «Старый двор позадь Казанские богородици », «Новый, что был Земский приказ» и «Двор под Набережным садом». Таким образом, открытый всего четыре года на­зад стал «старым», как только несколькими месяцами позже появился «новый».

Четвертым в перечне назван «Медный денежный двор под Набережным садом». Этот сад находился внутри кремлевской стены, неподалеку от Боровицких ворот. По другим документам известно, что Медный двор в Кремле «возле дворца» был открыт в 1699 г. После 1701 г. он назывался то «Двор у Набережного сада», то «Набережный двор», то «Медный монетный двор». Действительно, он и был первым монетным двором, так как на нем начиналась чеканка круглых медных монет, пришедших на смену денгам в 1700 г. После 1704 г. на медных копейках появился его знак - буквы НД или НДЗ. В последний раз они встречаются на пятаках 1727 г. Как действующий он упоминается в документе этого года, а в 1734 г. - уже как «прежний».

Серебряные денежные дворы - Набережный в Земском приказе, вероятно, были совсем недолговечными. Упоминания о них позже не встречаются, а относительно второго известно, что в первые годы XVIII в. его здание заняла Главная аптека. «Китайский» еще несколько лет оставался «денежным» - на нем чеканились только серебряные копейки.

В 1701 г. в Москве появился еще один монетный двор. Он не был упомянут в приведенном выше перечне, так как, помимо Приказа Большой казны, к производству монеты было привлечено еще одно ведомство.

В старом «Хамовном» (ткацком) дворе в Кадашевской слободе в Замоскворечье был устроен второй монетный двор. «Заводные» деньги для его организации в мае 1701 г. дал Адмиралтейский приказ, который в течение десяти лет оставался его хозяином, полностью отвечая за производство и обращая весь доход от чеканки на нужды военного флота, на постройку кораблей и выплату жалованья офицерам и матросам. В документах петровского вре­мени это предприятие упоминается под самыми различными названиями - Хамовный , Кадашевский , Замоскворецкий, Новый монетный, Монетный денежный, Адмиралтейский и Военно-морской двор.

Начиная с 1701 г. на «Военно-морском дворе» чеканились первые серии серебряных монет, а в 1704 г. он изготовил и первые рублевики. С конца 1701 г. на нем же производили чеканку золотых и готовились к чеканке «своих» медных, которая началась в 1702 г. Здесь делались и первые петровские медали, а также « бородовые наки», которые служили свидетельством об уплате подати, дававшей право носить бороду.

Увеличивать объем старого производства было поначалу проще, чем в короткий срок обеспечить полный переход на новую технику. Поэтому и Замоскворецкий монетный двор в первые годы, пока осваивалось машинное производство, перерабатывал почти все поступавшее серебро в «старые» копейки, тогда как «монет» выпускалось лишь по несколько пудов в год. Смешанным характером производства и объясняется одно из приведенных выше названий - «Монетный денежный двор». Лишь постепенно «молотовые снаряды» и станки вытесняли из производственных помещений наковальни бойцов и «стулы» чеканщиков.

Третьим монетным двором Москвы со временем стал «Старый» (Красный, Китайский) денежный двор, который постепенно тоже был переоборудован для машинной чеканки монеты всех видов, однако он быстро захирел. Опись монетных дворов 1727 г. показывает, что тогда он уже стоял пустой, под присмотром сторожа, а часть помещений была занята какой-то комиссией. Только в 1732 г. начались на нем большие строительно-восстановительные работы. «Заднее строение», примыкавшее к «Училищному» Спасскому монастырю, было разобрано до фундамента и выстроено заново, для чего монастырю пришлось потесниться. Заложенный в 1733 г. архитектором И. Гейденом новый корпус вырос на Красной площади напротив бывшего Земского приказа. Была разобрана часть Китайгородской стены, и после пожара 1737 г., расчистившего от деревянных строений Охотный ряд, там выросли, каменные здания для чеканки медной монеты, а на Неглинной еще в 1735 г. Гейден начал сооружение каменно-земляной плотины для серебряной плащильной. Такой широкий размах строительства объясняется, вероятно, тем, что в 30-х гг. Москва на время вернула себе положение столицы государства. В 1736 или 1737 г. Кадашевский двор был закрыт и Красный остался единственным в Москве.

Рис. 114. «Молотовый снаряд» для штамповки мелких деталей оружия на Тульском оружейном заводе в начале XIX в.

Совсем недолго работал еще один монетный двор. В 1727 г. пороховая мельница на Яузе была перестроена в плащильню для производства пятаков, так как медное отделение Кадашевского двора в то время пришло в самое плачевное состояние - его обрушившиеся здания даже собирались разобрать на кирпич для строительства на Красном дворе. После прекращения в 1730 г. чеканки пятаков плащильня на Яузе несколько лет пустовала, но в 1734 г. в связи с критическим состоянием Кадашевского ее превратили в монетный двор с законченным производственным циклом, построив «на горе» у мельницы деревянные амбары для дополнительной конной плащильни для гуртильного и печатного отделений. С марта 1734 г. по март 1735 г. здесь чеканили медную монету - денги и полушки, и даже пожар, уничтоживший в начале 1735 г. мельницу, не прервал производство.

После прекращения деятельности Новгородского и Псковского денежных дворов Москва в течение долгого времени оставалась единственным в стране центром монетного производства. Петру принадлежала идея приблизить последнее к пунктам поступления и добычи монетных металлов. В Петербурге, к которому перешла от Архангельска роль главного портового города и через который теперь поступала основная масса драгоценных металлов из-за границы, открыть монетный двор удалось только в 1724 г., хотя Петр, начиная с 1714 г., несколько раз назначал сроки его открытия.

Одновременно с подготовкой к пуску Петербургского монетного двора, размещенного в одном из бастионов Петропавловской крепости, в 20-х гг. спешно велось строительство большого двухэтажного здания для монетного двора в Шлиссельбургской крепости. По всей вероятности, здесь предполагалось поставить производство медной монеты на базе открытых в Карелии месторождений меди, которые затем не оправдали возлагавшихся на них надежд. Законченное здание было использовано для других целей, а чеканка основной массы медной монеты стала делом московских монетных дворов.

Поиск
Часто задаваемые вопросы
Книги
Ссылки