Интернет-каталог отечественных монет
   
             
           
 
И.Г.Спасский. "Русская монетная система". Русские монеты XIV-XV вв. и новый денежный счет.
   
Главная      
           
Ценник  

Зарождение монетной системы Русского государства. Наряду с довольно развитой денежно-счетной терминологией реальное денежное обращение Руси в XIV и XV вв. в основном обслуживалось очень бедным набором монетных единиц - серебряными денгой и полуденгой (полушкой), а в Новгороде и Пскове денгой и четвертью денги (четверетцой) и кое-где медным пулом. Но монеты разных княжеств рано стали уходить за границы выпускавших их владений. Ввиду редкостной устойчивости типа и значительно большего веса новгородских и псковских монет по сравнению с монетами княжеств, в том числе и московскими, ко времени возникновения Русского государства во второй половине XV в. сложилась своеобразная «сборная» монетная система, обслуживавшая обращение на обширных пространствах русских княжеств, а затем и вне их - в Поволжье; это касается в основном только серебряных денег, так как обращение пулов имело местный характер. Чеканка собственной монеты в подчинявшихся Москве княжествах постепенно прекращалась, и во «всеобщем» денежном обращении основное место все более занимали денги московских князей и вдвое более тяжелые денги Новгорода и Пскова, сохранивших и после подчинения Москве денежные дворы, не подвергая существенной перестройке свои монетные системы. Однако после половины XV в. И новгородская денга , потеряв опору в слитке, стала легче; из гривенки серебра (т. е. из веса прежнего рубля) стали делать уже не 216, а 260 монет, но продолжали считать в рубле 216 денег.

Рис. 67. Монеты Ивана III и Василия Ивановича. Московские денги . 1-5 - Ивана III (№ 4 - «дозор»). 5 - Василия Ивановича, 7 - его же тверская денга , 8-12 - московские и тверские анонимные денги времени Ивана III и Василия Ивановича. Денги новгородского веса. 13 - переходный тип (ср. рис. 59), 14-16 - с именем Ивана III, П - чет-веретца , 18 - переходный тип, 19-23 - новый тип. 24-27 - Василия Ивановича, чеканка в Нов­городе и, вероятно, в Пскове (ср. рис. 59).

Монеты Ивана III и Василия Ивановича. В княжение Ивана III и Василия Ивановича от их имени выпускалась монета двух основных видов. В Москве, где еще существовал денежный откуп, денги сохраняли много общего с монетами времени Василия Темного. Один из типов денги , известный в обоих княжениях, имеет надпись «денга московская», а на еще одной разновидности денги Ивана III находится такая же надпись на татарском языке. На значительной части монетных типов нет имени князя, а надпись «Господарь всея Руси» зачастую сделана вязью. К весовой группе московских денег примыкают немногочисленные типы монет тверской чеканки, опознаваемые по монограмме, составленной из букв «Т» и «Ф».

Монеты новгородского веса составляют вторую группу. Они чрезвычайно единообразны: изображение всадника с саблей в руке окружено надписью, содержащей имя и титул князя. На другой стороне находится строчная надпись «Господарь всея Руси». Различные выпуски монет отличаются только по знаку денежного двора - какой-либо букве, поставленной на лицевой стороне под ногами коня. Не представ­ляет труда в ранних типах этой единообразной серии монет Ивана III опознать работу новгородских денежников по жесткой, угловатой манере исполнения изображений и надписей. Соотношения штемпелей показывают, что в какой-то момент новгородского резчика штемпелей сменил мастер, воспитанный в совсем иных художественных традициях. Эта серия монет продолжается и при Василии Ивановиче. На Псковском денежном дворе после 1510 г. чеканились монеты того же типа, что и в Новгороде.

Рис. 68. Золотой «угорский» (дукат) Ивана III и его сына-соправителя Ивана Ивановича (около 1480 г.).

Начало русской золотой чеканки. В Эрмитаже хранится одна из наиболее замечательных русских монет - золотой угорский Ивана III. Это единственная дошедшая до нас русская золотая монета XV в., что свидетельствует об ограниченности этой чеканки. Сохранился документ 1484 г., в котором говорится о посылке великим князем двум вызванным им к себе на службу иноземным ремесленникам московского золотого «на проторь», т. е. на дорожные расходы. Следовательно, речь идет именно о монете в ее платежном назначении.

В то время на Русь приходили золотые монеты немногих западноевропейских государств, имевших регулярную золотую чеканку. Более тяжелые английские розенобли (и подражательные розенобли нидерландской чеканки) по находившемуся на них изображению назывались корабельниками (корабельными), а дукаты, т. е. монеты весом около 3,5 г, называли «веницейскими», «цесарскими», «угорскими» и т. д. Ведущее положение Венгрии в поставке золотых в Россию в XV в. привело к тому, что вскоре слово «угорский» стало русским термином, служившим для наименования любой золотой монеты веса дуката - даже если она чеканилась в Москве. «Угорский» оказал самое непосредственное влияние на золотую чеканку Ивана III: подобно тому, как некогда Владимир Киевский чеканил свои первые золотые монеты, приняв за образец византийский золотой, Иван III полностью повторил тип венгерской монеты - вплоть до герба Венгрии на одной стороне и изображения св. Владислава на другой (принятого в Москве за изображение князя). Но русская надпись называет имя и титул великого князя Ивана и его сына - соправителя Ивана Ивановича.

Выпуск собственной золотой монеты Московского государства при Иване III, завершившем великое дело собирания земли Русской и окончательного освобожден ия ее о т власти поработителей, во многих отношениях может сравниваться с золотой чеканкой Владимира. В обоих случаях это, несомненно, имело декларативный, политический характер.

После Ивана III золотая чеканка уже не прекращалась в Москве, однако служила она вовсе не для целей обращения. Русской ходячей золотой монеты не было. Золото в иностранной и русской монете, конечно, в ограниченной мере могло служить для целей накопления, но основным назначением золотых русской чеканки стало служить знаком «государева жалованья» - наградой за ратные подвиги.

Рис. 69. Обрезанные новгородские и псковские монеты. Начало 30-х гг. XVI в .

Денежный кризис начала 30-х гг. XVI в . К началу XVI в. пополнение запаса монеты в обращении систематически производилось только четырьмя денежными дворами - в Новгороде, Пскове, Москве и Твери, выпускавшими монету уже строго согласованного веса из расчета 2,6 рубля из гривенки серебра (204 г), причем только в Новгороде и Пскове чеканилась монета двойного веса. Однако в обращении оставалось множество разнообразной и пестрой в весовом отношении старой монеты, не укладывавшейся в систему. В начале 30-х гг. XVI в. внезапно разразился денежный кризис, вызванный стихийно возникшим и быстро перекинувшимся во многие концы страны и даже за ее пределы (в Поволжье) обрезыванием монеты. Возможно, что оно началось с «подгонки» нестандартной старой монеты к основным едини­цам обращения, но затем безудержно распространилось на все виды, особенно же на новгородские и псковские, с которых срезали до половины металла. Известны клады этого времени, сплошь состоящие из обрезанных монет.

Не помогли энергичные розыски виновных и казни, при которых «руки секли, да олово в горло лили». Памятником этих репрессий является найденный в Старице интересный клад, состоявший не из монет, а из срезанных с них частиц серебра в виде полумесяцев. Что-то помешало владельцу воспользоваться его «добычей». Летопись сообщает о казнях во многих городах, где никогда не чеканились монеты. Отсюда ясно, что порчу монеты производили ее «потребители», а не производители-денежники, как иногда указывается. Выходом из наступившего расстройства денежного обращения послужила денежная реформа, осуществленная в 1534 г., почти одновременно с вступлением на престол малолетнего Ивана IV. Любая старая монета, обрезанная и целая, была запрещена.

   
     
Поиск      
     
Заказ      
     
Книги      
     
Ссылки      
       
Часто задаваемые вопросы