Интернет-каталог отечественных монет
"Константиновский рубль. Новые материалы и исследования". А.С. Мельникова. Константиновский рубль и история его изучения.
Главная
Ценник

После работы С.Н. Смирнова наступает довольно длительный перерыв в истории изучения темы, хотя Константиновский рубль продолжал свое движение по аукционам и коллекциям. Благодаря посредничеству С.Н. Смирнова в 1917 г. из Министерства финансов в Отдел нумизматики Эрмитажа были переданы проектные рисунки рубля и оловянные оттиски (их оказалось не 19, как указывалось в публикации Кобеко, а 17). Поскольку три пары штемпелей поступили в Эрмитаж еще в 1884 г., к 1917 г. большая часть содержимого «закупоренного ящика» попала в Эрмитаж. После Октябрьской революции оказался там и рубль, принадлежавший Александру II. В 1930 г. этот рубль был передан на постоянное хранение в Отдел нумизматики Государственного Исторического музея в Москве. В архиве ОН ГЭ хранится акт от 20 мая 1930 г.: «20 мая 1930 г., мы, нижеподписавшиеся, Ученый Секретарь Государственного Эрмитажа Философ М.Д. и Хранитель Отделения Русских монет Отдела Нумизматики Ильин А.А., с одной стороны, и Ученый Секретарь Государственного Исторического Музея Протасов Н.Д. — с другой, составили настоящий акт в том, что Философ и Ильин сдали, а Протасов принял для передачи в Государственный Исторический Музей экземпляр серебряного рубля имп. Константина Павловича. Основание: Разрешение Управления Уполн. НКЛ от 18 января 30 г. за № 11-95-308». Остальные рубли, переданные в 1879 г. членам царской фамилии (кроме рубля великого князя Сергея Александровича, судьба которого неясна), оказались за рубежом. Там же очутился и рубль без гуртовой надписи, тот самый, публикацией которого в 1857 г. началась история изучения константиновского рубля. Он был продан в 1913 г. вместе с русскими монетами XIX в. из коллекции И. И. Толстого.

Однако между 1916 и 1919 гг. появился еще один рубль без гуртовой надписи. Он принадлежал видному петербургскому собирателю Л.X. Иозефу, одному из основателей Российского общества нумизматов в 1911 г.

Фотокопия документов о передаче константиновских рублей 15 июня, 8 февраля, 19 июня и 16 июня 1879 г. Из таблиц к книге С. Н. Смирнова.

После смерти Иозефа в 1919 г. этот рубль оставался у вдовы, а затем, по предположению главного хранителя Отдела нумизматики Государственного Эрмитажа И.Г.Спасского, он попал в собрание другого петербургского собирателя — Ф.Ф. Рихтера (умер в 1938 г.). Рубль Рихтера показывал в Отделе нумизматики Эрмитажа в 1962 г. его дальний родственник, и тогда же рубль сфотографировали. Этот рубль в дальнейшем тоже перекочевал за границу.

Хранитель Отделения русских монет Отдела нумизматики Эрмитажа, А.А. Ильин, подпись которого стоит на акте передачи рубля Александра II от 20 мая 1930 г., скончавшийся в блокадном Ленинграде в 1942 г., оставил рукопись «Рубль Константина». Он попытался проследить историю всех известных рублей Константина, включая и рубль Трубецкого. В рукописи рассматривалась также краткая история изучения проблемы, начиная с публикации Д.Ф. Кобеко и кончая незавершенной работой С.Н. Смирнова, у которого, по мнению А.А. Ильина, были какие-то сведения, так как он «думал написать целую книгу». Здесь же предлагается источниковедческий анализ тех материалов, которые никогда еще не привлекались для изучения константиновских рублей — трех пар штемпелей и оловянных оттисков. А.А. Ильин пришел к выводу, что из шести штемпелей четыре были закончены и два — не закончены. В слепках он различил несколько вариантов, впрочем, очень незначительных. Рукопись не была опубликована при жизни Ильина и лишь в 1964 г. увидела свет в сокращенном виде [21, с. 101 —103].

Схема распределения константиновских рублей с гуртом и без гурта. Из книги И. Г. Спасского «По следам одной редкой монеты».

Самостоятельная жизнь константиновского рубля между тем продолжалась. К подделке Трубецкого, хранящейся в Эрмитаже (Ильин пришел к ошибочному выводу, что одна из сторон этой подделки отчеканена подлинными штемпелями монет времени Александра, хранившимися на Петербургском монетном дворе), начали добавляться многочисленные подделки — неизбежные спутники любой редкой монеты. Вопрос о действительном количестве отчеканенных в 1825 г. рублей с гуртовой надписью и без нее запутался окончательно. Судьба тех рублей, которые оказались за границей, оставалась неизвестной.

В 1964 г. к проблеме уникального рубля обратился крупный ученый, знаток русских монет, главный хранитель ОН ГЭ И.Г. Спасский. Он выпустил книгу [21, с. 101 —103], где задался целью проследить судьбу каждой монеты, отчеканенной в декабре 1825 г. на Монетном дворе и вошедшей в историю отечественной нумизматики под именем «константиновский рубль». Это «детективное расследование» на деле вылилось в интереснейшее исследование важных страниц истории русской нумизматической науки в XIX—XX вв. И.Г.Спасский проделал прежде всего тщательную источниковедческую экспертизу всех вещественных материалов по константиновскому рублю: собственно рублей, штемпелей, оловянных оттисков, а также проектного рисунка. Ему, удалось не только доказать, что рубль Трубецкого — подделка (в чем не сомневались, кроме А.А. Ильина, все его предшественники), но и определить место его изготовления. На основании детального сравнения пунсонов, которые применялись при чеканке монет на Парижском монетном дворе, с пунсонами на рубле Трубецкого, Спасский пришел к выводу, что этот рубль был отчеканен на Парижском монетном дворе. С той же скрупулезностью были проведены самые детальные расследования обо всех лицах, когда-либо соприкасавшихся с константиновским рублем, в том числе и о таких мифических личностях, как генерал Крейдеман из рассказа Кене. Следуя «по следам» каждой монеты, И.Г. Спасский воссоздал «биографии» всех известных константиновских рублей: пяти экземпляров с гуртовой надписью и двух — с гладким гуртом. Путь каждого из них был прослежен с 1879 г., когда монеты покинули секретный архив Министерства финансов, до года выхода книги — 1964 г. Но при всей своей полноте работа И.Г. Спасского оставляла неясными многие стороны истории этой замечательной монеты. Так, в публикации Кобеко 1880 г., как заметил сам И.Г. Спасский, очень подробно описывались штемпели, оттиски и даже авторский рисунок-проект, но о самих монетах сведения были крайне скудны. «Первоначальное количество их не подтверждено никакими записями и полностью остается на совести лица, впервые назвавшего его», т. е. Кобеко [21,с. 82]. Более того, описывая рубли, Кобеко ограничился тем, что сослался на их тождество с известной публикацией рубля с гладким гуртом, хотя хранившиеся в архиве рубли имели существенное от него отличие — гуртовую надпись. Оставались неизвестными сроки и обстоятельства создания монеты в декабре 1825 г., поскольку И.Г. Спасский не располагал никакими новыми документами, кроме тех, которые были опубликованы Д.Ф. Кобеко. В книге также не было полной публикации всех сохранившихся вещественных и письменных источников.

Подведя определенные итоги в изучении монеты, работа И.Г.Спасского вместе с тем стала основой для новых исследований.

Целенаправленные поиски документов увенчались успехом. В 1976 г. были опубликованы сенсационные находки новых письменных источников, обнаруженные в архиве Департамента горных и соляных дел ленинградским нумизматом В.В. Бартошевичем [22, с. 206—209]. Документы касались ключевых вопросов: времени и некоторых подробностей проведения акции по чеканке константиновских рублей на Петербургском монетном дворе и количества отчеканенных рублей. Согласно этим данным, работы на Монетном дворе были начаты 6 декабря. Медальерам было приказано закончить штемпели к 10 декабря. 12 декабря началась чеканка пробных монет с гуртовой надписью. При этом два экземпляра были в тот же день отправлены управляющему Департаментом горных и соляных дел Е.В. Карнееву для передачи министру финансов Е.Ф. Канкрину. А 14 декабря «во исполнение приказания» Е.В. Карнееву были отправлены с Монетного двора рисунки и четыре «образцовых рубля из числа затисненных в субботу», т.е. 12 декабря, в добавление к двум, присланным ранее. Е.И. Еллерс докладывал также, что штемпели, оловянные оттиски «по отобрании» запечатаны казенной Монетного двора печатью и хранятся особо, «чем и самые пробы по сему делу приостановлены».

1.В настоящее время находится в США в частной коллекции.

Поиск
Часто задаваемые вопросы
Книги